Карта районных прокуратур Map picture
Ольский район

685910, Магаданская область, Ольский район, п. Ола
ул. Лесная, д. 5а

Приемная: (41341) 2-57-97 (факс)
Тенькинский район

686050, Магаданская область, Тенькинский район, п. Усть-Омчуг
ул. Горняцкая, д. 51

Приемная: (41344) 2-21-29 (факс)
Магадан

685000, г. Магадан
ул. Якутская, д. 65

Приемная: (4132) 65-49-99 (тел/факс)
Хасынский район

686110, Магаданская область, Хасынский район, п. Палатка
ул. Юбилейная, д. 19а

Приемная: (41342) 9-21-00 (факс)
Сусуманский район

686310, Магаданская область, Сусуманский район, г. Сусуман
ул. Набережная, 3

Приемная: (41345) 2-26-62 (факс)
Ягоднинский район

686232, Магаданская область, Ягоднинский район, п. Ягодное
ул. Квартал 60 лет СССР, д. 1

Приемная: (41343) 2-31-34 (факс)
Ольский район

685910, Магаданская область, Ольский район, п. Ола
ул. Лесная, д. 5а

Приемная: (41341) 2-57-97 (факс)
Среднеканский район

686160, Магаданская область, Среднеканский район, п. Сеймчан
ул. Советская, д. 2

Приемная: (41347) 9-48-59 (факс)
Омсукчанский район

686410, Магаданская область, Омсукчанский район, п. Омсукчан
ул. Транспортная, д.2

Приемная: (41346) 9-19-54 (факс)
Северо-Эвенский район

686430, Магаданская область, Северо-Эвенский район, п. Эвенск
ул. Чубарова, д. 10

Приемная: (41348) 2-23-56 (факс)

Прокуратура Магаданской области: маленький конспект большого, славного прошлого.

Прокуратура Магаданской области: маленький конспект большого, славного прошлого.
Уже почти три столетия Прокуратура России является надежной опорой государ-ственной власти, служа Закону. Свою страницу в ее историю вписала и прокура-тура Магаданской области.
Прокуратура Магаданской области: маленький конспект большого, славного прошлого.
Практически сразу после образования Магаданской области приказом Генераль-ного прокурора СССР от 25 декабря 1953 года № 1434-Л была организована про-куратура Магаданской области. Раньше функции надзора осуществляли прокура-туры города Магадана, Ольского, Омсукчанского и Северо-Эвенского районов, входящие тогда в состав прокуратуры Хабаровского края. Сложность «транс-портной схемы» и несовершенные средства связи существенно затрудняли их работу.

В разные периоды уже советской истории в этом ведомстве происходило много изменений, но одно оставалось незыблемым: органы прокуратуры всегда стояли на страже соблюдения Конституции и законов страны. Канун очередной, шесть-десят второй годовщины со дня образования прокуратуры Магаданской области, хороший повод для того, чтобы еще раз напомнить ее славную историю.

****

В пятидесятые годы ко вновь образованной Магаданской области относился и Чукотский автономный округ. Территория огромная, более миллиона квадратных километров, населенная гораздо более плотно, чем сегодня. Вместе с «сидельца-ми» колымских лагерей численность населения составляла более 300 000 человек.

Нельзя не отметить, что Колыма, даже в свой самый «лагерный» период, конечно, не была населена исключительно заключенными и их охраной. Здесь с самого на-чала ее освоения жили десятки тысяч «вольных» людей. Приезжали по «оргнабо-ру» и по комсомольским путевкам, к родственникам, уже осевшим в Магадане или поселках…

На территории области в тот период работало 118 промышленных предприятий, причем, 108 из них имели статус предприятий союзного значения. Снабжением продовольствием и различными товарами занимались четыре торговых сети, со странноватыми на взгляд современного человека. названиями: Колымснаб, Чу-котторг, Военторг, Главсевероторг морпути. Сельскохозяйственной продукцией область снабжали 13 молочно-овощных совхозов, 114 подсобных хозяйств.

За годы существования Дальстроя внутри всей этой огромной махины сформиро-вались свои, специфические, так сказать общественные, производственные и то-варно-денежные взаимоотношения. И довольно часто они вступали в большие противоречия с существующими законами страны и самой Конституцией СССР.

До появления в регионе собственной областной прокуратуры, это, надо сказать, никого особо не смущало. И сам факт появления прокуратуры, не зависящей от местного руководства, поначалу никакой тревоги не вызвал. Как очень скоро ста-ло ясно – это было ошибкой…

Вновь назначенным прокурорским работникам пришлось приложить немало уси-лий для того, чтобы ввести всю эту «вольницу» в правовое русло, заставить со-блюдать законы как положено, а не так, как это было удобно «начальникам» всех мастей.

Первым прокурором Магаданской области стал Андрей Беляев. Прокурорские проверки, проведенные под его руководством, выявили просто вал недостатков и прямых преступлений, которые допускались работниками и руководителями са-мых разных ведомств. Кто-то нарушал закон осознано, а кто просто потому, что «так удобнее работать». Кое-кто даже бравировал перед молодыми помощниками прокурора: «У нас закон – тайга, прокурор – медведь!». Первое время многие не-доумевали, чего это прокуроры «пристают»? Как жили, так и живем!

А прокуратура, выслушивая претензии к «придиркам» продолжала проверки. И – составляла акты, благодаря которым мы теперь можем узнать, в каких условиях жили и работали в наших краях и заключенные, и «вольные люди».
Одна из первых проверок обнаружила, например, что склады забиты продоволь-ствием, а заключенных в лагерях содержат впроголодь. «…на складах ОСнаба Чаун-Чукотского горнопромышленного управления мука, сахар и другие продук-ты имелись и даже от ненормального хранения портились и выбрасывались в мо-ре» - говорилось в одном из составленных прокуратурой актов.

Много шума во вновь образованной области наделало и представление Андрея Беляева, направленное тогдашнему секретарю обкома КПСС Т. Абабкову, в ко-тором вскрывались факты безобразного отношения к детям, рожденным матеря-ми-заключенными и содержавшихся в так называемых «деткомбинатах». До три-дцати процентов этих детей были больны рахитом и другими заболеваниями.

Врачей не хватало, помещения для детей не соответствовали никаким нормам, питание было скудно и лишено витаминов…

Представление прокурора в обком КПСС, конечно же, шло под грифом «совер-шенно секретно», но, судя по всему «головы» после него полетели. Слишком уж вопиющими были нарушения.

Сотрудники Андрея Беляева, если судить по опубликованным архивным данным, были под стать своему руководителю. В справках, рапортах, представлениях Г. Сажина, Д. Артемова вскрывались, одни за другими, нарушения и даже прямые преступления, которые совершались на территории области руководителями и рядовыми работниками на всех уровнях.
Прокуратура Магаданской области: маленький конспект большого, славного прошлого.
Бурная деятельность прокуратуры, стремящейся вернуть жизнь области в закон-ные рамки, конечно, многим не нравилась. Но она продолжала упорно работать и добилась уже в первые годы существенных изменений. Например, был снят с ра-боты начальник отдела мест заключения и, вслед за ним, целый ряд более мелких начальников. После этого несколько пренебрежительное отношение к работе про-куратуры резко поменялось. Проверок стали бояться, старались устранять нару-шения заранее и вообще свести их к минимуму.

Как вспоминают ветераны, в пятидесятые-шестидесятые годы работать приходи-лось в непростых условиях. Форма одежды районного прокурора того времени – кухлянка и малахай. Транспорт – собачья или оленья упряжка. Вся «оргтехника» - с собой. Механическая пишущая машинка и, в лучшем случае, фотоаппарат. Дождь, снег, шторм – для упряжки погода всегда «летная». В штате прокуратуры в те времена даже специальная должность была – «истопник», в обязанности ко-торого входила и топка печей, и заготовка корма для живых «транспортных средств»: лошадей и собак. Олени питались ягелем.

Андрей Беляев в должности прокурора Магаданской области проработал до 1957 года. Его сменил Федор Кравцов, работавший до этого назначения заместителем прокурора Хабаровского края. В прокуратуре к тому времени был уже солидный штат и укрепившийся авторитет.

****

В конце пятидесятых годов на Колыме, как и по всей стране, происходил массо-вый пересмотр дел заключенных, как еще находящихся в лагерях, так и уже осво-божденных. Прокуратура и тут сыграла во многом решающую роль. Проверяли архивы, выявляли нарушения и фальсификации. Факты всплывали порой просто вопиющие. И, несмотря на то, что немалую часть из них по-прежнему не прида-вали гласности, оставляя под грифом «совершенно секретно», на судьбе массы людей эти проверки отразились положительно: лагеря пустели один за другим. Люди не просто освобождались, их реабилитировали, снимали клеймо «врагов народа».

Однако, до конца восьмидесятых годов, работа эта шла очень медленно. И, в ос-новном, к делам «сидельцев» возвращались по запросам родственников или исто-риков. Есть запрос – подняли дело. На большее элементарно не хватало времени и сил. Никто не выделял прокуратуре специальные «единицы» для этой работы. Не очень-то, честно говоря, были в гласной реабилитации заинтересованы многие «большие люди» того времени.

Никита Хрущев, придя к власти, вообще поощрял реабилитацию, так сказать, ку-луарную. Выдали «сидельцу» или родственникам справку, что человек был осуж-ден невинно и – достаточно. Пересмотр дел проводился параллельно обычной ежедневной, безусловно важной и ответственной, работе: надзору за соблюдени-ем Законов, прокурорским проверкам хозяйственной деятельности, надзору за ис-полнением судебных решений…

****

Магаданская область – регион в чем-то особый. Человек приезжал сюда порабо-тать два-три года «по договору», а оставался на долгие-долгие десятилетия. Вот так, в первый год работы прокуратуры пришел сюда Борис Пискарев, выпускник юридического факультета Алма-атинского государственного университета. При-шел, возможно, ненадолго, а остался более чем на сорок лет. Именно он был ини-циатором и составителем уникального издания – документально-публицистического сборника «Конспект четырех десятилетий», изданного в 1997 году.

Книга эта особенная. Большая ее часть – «Справки», «Представления», акты про-верок – сухие, казалось бы, официальные документы. Но как они составлены! Хо-роший литературный язык, четкое изложение фактов и обстоятельств. Настолько четкое, что порой дыхание замирает от той картины, которая открывается, пока читаешь документ. Успокаивает немного только одно: раз прокуратура вскрыла эти нарушения и отразила их в очередном акте, значит, меры были приняты и ви-новные наказаны…

Сам Борис Андреевич Пискарев свыше 45 лет отслужил в органах прокуратуры, более тридцати лет проработал в должности прокурора-криминалиста. Прекрасно знал различные направления деятельности прокуратуры, тонкости расследования уголовных дел. Будучи, как и другие работники прокуратуры, очень занятым че-ловеком, он, тем не менее, никогда не жалел времени для молодых сотрудников. Обучал, наставлял, помогал найти правильный путь в расследовании.

Именно Борис Пискарев был тем криминалистом, который в составе экспедиции на Командорские острова, нашел, вскрывал и исследовал могилу Витуса Беринга.
И не только могилу. Борис Андреевич нашел на острове обломки шхуны Беринга и даже остатки кузницы, в которой мореплаватели изготавливали металлические детали, строя новый корабль, на котором собирались выбраться с острова.

Борис Пискарев был не только прекрасным следователем и криминалистом, но и неплохим публицистом. Его статьи – резкие и бескомпромиссные - в газете «Со-циалистическая индустрия», журнале «Социалистическая законность» всегда вы-зывали массу откликов читателей. А их содержание местами очень актуально и сегодня.

***

Книгу «Конспект четырех десятилетий» дала почитать вашему корреспонденту Ирина Копейкина - старший помощник прокурора Магаданской области по кадрам. Ирина Вадимовна пришла работать в прокуратуру в девяностые, когда на своих постах были еще многие из тех сотрудников, которые начинали работать с первым прокурором Магаданской области.

Листая «Конспект…», она рассказала, что даже по голосам помнит многих из тех, кто под переплетом этой книги открывает перед читателем страницы истории прокуратуры Магаданской области:

- В этой книге не только подлинные документы. Здесь собраны воспоминания и прокуроров, и следователей. Читаю и вспоминаю голос, манеру говорить.

Мой предшественник, Лев Николаевич Анисимов более 45 лет отдал прокуратуре, длительное время работал следователем на Чукотке и в г. Магадане, более 20 лет – старшим помощником прокурора области по кадрам. Большой профессиональ-ный и жизненный опыт Льва Николаевича, его инициатива и принципиальная по-зиция оказали положительное влияние на формирование кадровой политики в ор-ганах прокуратуры области в 70-90 годы, в том числе своевременной ротации кадров, преемственности поколений, воспитании и обучении прокуроров и следо-вателей. Я очень благодарна своему наставнику за переданный им опыт.
Ирина Вадимовна подчеркивает: старшее поколение, те, кто начинал в пятидеся-тые, были высокопрофессиональными людьми. И самые жесткие требования они предъявляли, в первую очередь, к самим себе.

- А какими они были в обычной жизни?

- Разными. Кто-то замкнутым, кто-то открытым, кто-то веселым, кто-то серьез-ным. Как в любом коллективе. Кто-то увлекался охотой, кто-то рыбалкой. В шах-маты играли много – это я хорошо помню. Одна черта, впрочем, была общей для всех – ответственность.

Общаясь довольно часто с работниками правоохранительных органов, все журна-листы знают, что «о личном» говорить эти люди не любят. Тем ценнее оказались воспоминания помощника прокурора Валентины Карих, читая которые, невольно вспоминаешь знаменитую «Балладу о гвоздях».
«В мае 1960, по дороге в Омсукчан, на перевале Рио-Рита нас застала пурга. Дул сильный ветер, автобус тащило к обрыву. Кое-как его укрепили и стали жечь в печке (трассовские автобусы были с буржуйками-ред) все, что смогли найти: ста-рую резину, какие-то тряпки. С рассветом пошли пешком до ближайшего поселка. Десять километров по свежему снегу надо было пройти.
Я везла с собой четыре тома уголовного дела, которое, конечно, в автобусе оста-вить не могла. Рюкзака или какой-нибудь сумки на плечо у меня не было. Что де-лать? Завернула все тома в свой халат, привязала это сооружение себе на спину и пошла вместе со всеми». Ей, конечно, могли и готовы были помочь пассажиры автобуса, но как она могла передать в чужие руки уголовное дело? Не положено – несла сама. Так еще и красотами окрестными любовалась! Вот такие удивитель-ные женщины работали в прокуратуре. Каковы же должны были быть рядом с ними мужчины?

****
Понимая, что рассказать обо всех прокурорах и сотрудниках рамки одного газетного очерка нам вряд ли позволят, я решила сосредоточить внимание на тех, чьи голоса помнит моя собеседница. Голоса из прошлого. Потому что очерк о дне сегодняшнем мы опубликуем отдельно. В преддверии «дат» и «годовщин» принято все же больше историю вспоминать.

- Ирина Вадимовна, давайте вспоминать «голоса»!

- Когда я пришла на работу в прокуратуру Магаданской области, ею руководил Анатолий Васильевич Седухин. В 1996 году его сменил Александр Альфредович Нейерди. Это был очень мудрый, волевой, честный и принципиальный руководи-тель. Александр Альфредович в сложной социально-экономической обстановке сумел подчинить организацию прокурорского надзора практическому осуществ-лению задач укрепления законности, защите конституционных прав граждан. В эти годы расследовалось много уголовных дел, имевших большой общественный резонанс. Так, в ходе оперативных мероприятий схвачена с поличным хорошо организованная и законспирированная группа преступников, пытавшихся вывезти в центральные районы страны в автомобильном колесе около 80 килограммов зо-лота. Преступники понесли наказание.

Александр Альфредович, по отзывам тех, кто его помнит, был сторонником силь-ной прокуратуры. Об этом он сам написал и в статье, вошедшей в сборник «Кон-спект четырех десятилетий». Нейерди А.А. отвергал мнение «чистой» юридиче-ской науки о том, что в условиях рыночной экономики законы будут соблюдаться «автоматически» и нет необходимости в государственном механизме их обеспе-чения.

Приведу лишь небольшую цитату. Это было написано почти двадцать лет назад, но кто скажет, что оно неактуально сегодня?
«…существует множество проблем, мешающих нормальному развитию событий, работе того же следствия… Но есть главное – закон, и им нужно пользоваться в полной мере. Для каждого гражданина России он должен быть превыше всего».

****

История прокуратуры Магаданской области – это живая история. Важны и безус-ловно ценны ее архивы, но еще более ценно, что живы и здоровы многие и многие из тех, кто эту историю создавал своей повседневной кропотливой работой.

Совсем недавно, в 2015 году проводили на пенсию одного из старейших сотруд-ников областной прокуратуры – Владимира Васильевича Антонова, прослужив-шего более 43 лет в органах прокуратуры. Пройдя путь от следователя до стар-шего помощника прокурора области, он много внимания и времени и сил посвя-тил реабилитации необоснованно репрессированных лиц. Ему доводилось рассле-довать немало интересных и сложных уголовных дел, и он умел о них очень ин-тересно рассказывать. Вот небольшая выдержка из его воспоминаний, так же во-шедших в «Конспект четырех десятилетий»- (фамилии, конечно, изменены). Оце-ните стиль!
«Очень нехорошо почувствовал себя под стражей один из ответственных работ-ников объединения «Магаданнефтепродукты» Шкурин. Работал себе спокойно, получал взятки. За один год умудрился нахапать несколько миллионов рублей, да еще иномарку в придачу. Но тут появились люди в погонах и пересадили Шкури-на из руководящего кресла на нары…
Давайте будем уважать самих себя, а еще уважать закон. И не забывать, что закон стоит на страже интересов общества и любые вольности с ним приводят к весьма печальным результатам».

Многие сотрудники прокуратуры Магаданской области, после выхода в отставку на пенсию поддерживают связь с коллективом прокуратуры области. Один из них – Валерий Павлович Клименко.

Клименко В.П. является членом Магаданского областного регионального отделе-ния Общероссийской общественной организации ветеранов и пенсионеров проку-ратуры, активно взаимодействует с коллективом прокуратуры области.
Как работник, трудившийся более 20 лет в органах прокуратуры, в том числе в суровых условиях Чукотки, охотно оказывает помощь в вопросах, связанных с историей прокуратуры Магаданской области, подборе фотографий, документов, экспонатов для создания музея прокуратуры области, делится воспоминаниями о своей трудовой деятельности, коллегах.
Принимает участие в работе аттестационной комиссии прокуратуры области. Присутствует при проведении аттестации молодых специалистов – прокурорских работников, принятии ими Присяги прокурора, выступает с напутственным сло-вом от ветеранов прокуратуры.

****

Когда пишешь очерк к какой-то «дате», всегда есть угроза «забыть», не упомя-нуть о ком-то. Но нельзя же из-за этих опасений не упоминать никого! Много лет своей жизни посвятили работе органах прокуратуры Олег Ботвиник, Александр Яценко, Сергей Сырко, Иван Греебнев, Людмила Горелова, Эльвира Калашнико-ва, Валентина Маменкова, Рашида Хамбикова, Владимир Дзедзюх, Таисия Лазь-ко, Михаил Попов, Николай Носиков и многие, многие другие сотрудники.

Всех этих людей здесь помнят, обращаются к их опыту. А объединяет и бывших и нынешних сотрудников главное – преданность делу, самоотдача, умение работать с людьми. О каждом можно написать отдельный, большой, насыщенный фактами и цифрами очерк. В который, увы, все цифры и факты все равно не поместятся!

Но все же, мы надеемся, что в этом небольшом материале нам удалось сказать главное. Деятельность прокуратуры в любые времена важна и совершенно необ-ходима! «Не человек для Закона, а Закон для человека – вот главный постулат, которым сегодня руководствуются все сотрудники прокуратуры. И пока это так, каждый человек может быть уверен, что обратившись в прокуратуру за защитой своих прав, найдет там и защиту и поддержку.

Софья Мухина
25 декабря 2015 Просмотров: 1604